румяные щёки

Главные книги 2019

Томас Манн. Волшебная гора
Михаил Пришвин. Кащеева цепь
Александр Терехов. Немцы
Павел Улитин. "Четыре кварка" и другие тексты
Олег Вулф. Весной мы увидим Соснова
Коллектив авторов. Как мы пишем
Вадим Шефнер. Человек с пятью "НЕ", или Исповедь простодушного
Евгений Клюев. Translit
Уильям Сароян. Тигр Тома Трейси
Владимир Маканин. За чертой милосердия
Этгар Керет. Семь тучных лет
Гриша Брускин. Мысленно вами

Михаил Гронас. Краткая история внимания
Антон Метельков. Ножички
Евгения Джен Баранова. Хвойная музыка

Александр Дорофеев. У меня в груди Анюта
Тоон Теллеген. Не все умеют падать
Олег Юрьев. Рассказы о Сене Кошкине
Спиридон Вангели. Гугуцэ — капитан корабля
Барбру Лингдрен. Маттиас и его друзья
Синкен Хопп. Волшебный мелок
Александра Можгина. Мальчик без головы
Ксения Жукова. Шарик
Сергей Вольф. Глупо как-то получилось
Анна Анисимова. Гутя
Анна Зенькова. Бабочка и Звездочёт
Михаил Яснов. Собиратель сосулек
Виктор Жигунов. Шпион Витя
ОБЭРИУ. Сборник стихотворений для детей
Джоан Роулинг. Гарри Поттер и философский камень
Виктор Голявкин. Наши с Вовкой разговоры

Марина Аромштам. Белый верх, тёмный низ
Лоренс Коэн. Игры, которые воспитывают
Марина Берестова. Профессия — дочь
Вячеслав Лейкин. Всегда по четвергам
Александр Долинин. Комментарий к роману Владимира Набокова "Дар"
Лев Успенский. Ты и твоё имя
Юрий Нечипоренко. Мир вокруг нас, мир в нас — или молекулярный цирк
Оливер Сакс. Галлюцинации

А у вас как дела?
крик

Физика Тузика

Всем привет!

Рад сообщить, что лучший новогодний подарок — сборник моих стихотворений для детей — вы уже можете купить на сайте издательства «Самокат»:
https://samokatbook.ru/catalog/novinki/fizika-tuzika/,

в «Лабиринте»:
https://www.labirint.ru/books/727743/

или в книжных магазинах вашего города.



Налетайте!
краска

Главные книги 2018

Галина Демыкина. Цветные стёклышки
Всеволод Нестайко. Тореадоры из Васюковки
Зденек Слабый. Три банана или Пётр на сказочной планете
Ася Кравченко. Вселенная. Новая версия
Юрий Коваль. Три повести о Васе Куролесове с комментариями Олега Лекманова, Романа Лейбова, Ильи Бернштейна
Алина Пожарская. Другие вольеры
Александра Можгина. Весёлые истории, леденящие душу
Ксения Горбунова. Лохматым и зубастым не входить
Ксения Жукова. Не до того
Александра Калинина. Рысь-Брысь, или Кошки о кошках
Свен Нурдквист. Минус и большой мир
Артур Гиваргизов. Максим Кронгауз. С дедского на детский
Яков Длуголенский. О моряках и маяках
Всеволод Нестайко. В стране солнечных зайчиков

Марина Аромштам. Читать

Вадим Месяц. Норумбега: головы предков
Андрей Сен-Сеньков. Стихотворения, красивые в профиль
Денис Крюков. Назад в темноту
Александр Иличевский. Кормление облаков

Леонид Аронзон. Собрание сочинений в двух томах
Алёна Белавежская. Danse macabre
Сергей Сдобнов. Белое сердце

Этгар Керет. Азъесмь
Сэмюэль Дилэни. Вавилон-17. Пересечение Эйнштейна
Константин Паустовский. Золотая роза
Дмитрий Горчев. Поиск предназначения
Меир Шалев. Голубь и мальчик
Джек Лондон. Мартин Иден
Женя Декина. Плен
Алексей Никитин. Истеми
Алексей Сальников. Петровы в гриппе и вокруг него

Валентин Катаев. Радиожирафф
Григорий Кружков. Чудеса в рукаве
Генрих Тумаринсон. Ну и жук!
Герман Лукомников. Хорошо, что я такой
Наталия Волкова. Шарф для поезда
Марина Вишневецкая. Кто такие сутки
Маша Лукашкина. Розовые очки
Станислав Востоков. Я бы так не смог

А у вас как дела?
осьминог-мечтатель

Сказка про варежки

Профессор Ирискин твёрдо решил, что ёлку наряжать не будет. Потому что куда это годится? На дворе уже девятнадцатое декабря — а его прошлогоднее желание до сих пор не осуществилось. И едва ли успеет исполниться. Профессор Ирискин был астрономом. Звёзды он любил даже больше, чем свою фамилию. И в прошлом году загадал потрогать рукой настоящую звезду. Но космонавтика его подвела.

А чтобы сердце не дрогнуло, профессор решил отдать все ёлочные игрушки пиратам — взамен на новый телескоп. «Он такой мощный, — расхваливали морские разбойники, — что кажется, звёзды можно потрогать рукой». Они с радостью забрали себе все блестящие шары и фигурки — ведь это же настоящие сокровища. Профессор предлагал и ёлку, но пираты отказались — сказали, что у них уже есть в команде одноногий небритый матрос, и они опять его будут наряжать.

Ёлка, конечно, этого так не оставила. Пока профессор гостил у пиратов, она нарядила себя сама: шестью чашками из сервиза, утюгом, а ещё нацепила бабочку, в которой профессор посещал астрономические чаепития. А на верхушку ёлка нахлобучила красивую голубую варежку с меховой оторочкой. Профессор её как раз потерял — думал, что на улице, а оказалось — дома. За батарею упала.

Возвращается Ирискин домой — ещё ботинки не снял, а сам уже в новый телескоп глазеет. Даже руки не помыл — быстрее побежал на кухню в окно глядеть. А надо сказать, пираты профессора обманули. Они же всё-таки пираты, а не какие-нибудь варежки. И вместо телескопа вручили Ирискину рулон обоев, который случайно погрузили на корабль вместо пушки. Узор с цветочками наводил пиратов на добрые мысли, и они давно жаждали от него избавиться.

Collapse )
белка-пират

Сказка про короля Валерку и про пиратов

Быть королём очень увлекательно. Столько новых возможностей! Например, в гардеробе: раньше просто засунешь шапку в рукав — и сдавай. А теперь пожалуйста: хочешь, прячь корону в рукаве, а хочешь, наоборот — рукав продевай через корону. Разве мог Валерка такое себе представить!

Но кое в чём королям приходится себе отказывать. Вот понравился тебе ёжик в лесу: его бы в шапку — и домой. А из короны ёжик почему-то вываливается. С другой стороны — раньше-то что от ёжика толку? А теперь и у него иголки, и у Валерки на короне зубчики — есть о чём поговорить. Поэтому ёжик сам приезжал к нему из леса на автобусе. Валерка ставил блюдечко молока, а ёжик делился опытом. Так Валерка узнал, что и от короны есть польза — можно яблоко наколоть или сумку повесить…

Но дело не в короне. У короля ведь и обязанности есть! А главная обязанность короля — шлёпать в ластах по всей квартире. Одним словом, властвовать.

Маме с папой сначала это не очень понравилось. Но Валерка властвовал так грациозно, что ничего с ним нельзя было поделать — и оставалось только наслаждаться этим.

Однажды к Валерке приплыли два пирата.Collapse )
осьминог-мечтатель

Пройти тест «Какой вы волк?»

Знаете ли вы толк в поросятах?____________________1 балл
Интересно ли вам, кто в теремке живёт?____________2 балла
Вы придёте?_____________________________________5 баллов
Вы укусите за бочок?_____________________________5 баллов
Пробегали ли вы порою рысцою?__________________14 баллов
Вы в сапогах?__________________________________28 баллов

Посчитайте сумму набранных баллов:

1 балл — вы злой и страшный серый волк
2 балла — вы волк зубами щёлк
5 баллов — вы, наверное, серенький волчок
10 баллов — вы точно серенький волчок
14 баллов — вы волк, сердитый волк
28 баллов — а волк ли вы?

Collapse )
дерево

The moony moon

* * *
Рука снимает сон — запечатлел.
Наскальный звон умыл почтовым чаем.
Пролив забылся на задворках бед.

как летаргичен день безлунной ночи

Подкинул дом
                        копытами событий
почтовый чай (с гуся вода на вкус).

Одни улитки города на карте.

Collapse )
дерево

Кубик Рубика мудренее (шорох муки по ночам)

Могли, но не будем бросаться словами; хотя иногда, как и было обещано, роняем. Они падают, кружась, и приземляются под столом ― как трудно найти.

Муравьи в этом смысле те же облака — попробуй отыщи одного нарисованного. Найдёшься ― отвечай: ничей, сам по себе близнец, вослед убывающей луне — озакаченным краям киноплёнки: «невозможное возможно, всё остальное — нет», снова хотели мост, а получилась такса ― не выводили же специально такую породу. Осенью в наших краях продают эскимо со вздохом, пирожки со свистом, самолёты несут огни, одно из первых названий нуля: «низачто», мосты машут хвостами.

Приводим в наилучший порядок; некоторые остаются на нас — возьми с меня слово. Слово «серебро», слово «удивительную», слово «происходит».

Карманный фонарик кладёт морду на лапы. Торшер наряжается цаплей — ближе к холодам единожды хлопнет крыльями: в комнате говорили: перегорела лампочка. Настольные лампы сбиваются в стаю, читают про динозавров. Зеркала трубят марш. Люстра, вынесенная на воздух, вырастает в сказочный замок: апельсин в апельсине — будто сон бы во сне, далёкий праздник в перегоревшей лампочке.

И кофе, сваренный — на словах, но время подслушивает, настаёт — собираем уже не фразы — приходится брать свои слова обратно. Остаются выступления камней, уроки пристальных разворотов, отчаяние дворников или даже гуся, пленная радуга поездов (наши края) — это если своими словами.

Заругают за растрёпанный след от самолёта ― думает кошка и прячется в рыбе. Рыба выбирает, на каком боку она будет жить. Массивен клюв королевской цапли: во время отдыха она кладёт его себе на грудь. И что с них, с людей, возьмёшь — вышел в дождь: оказывается, лампы.

Перед выходом в мир, что теперь-то уж точно весь, и мы в нём: «Ты не забыл слова?». Не забыл; с тех пор все слова остаются дома — за них всегда говорят «счастливо!» музыканты долгого зимнего сна.