ne_sinie_veschi (ne_sinie_veschi) wrote,
ne_sinie_veschi
ne_sinie_veschi

Categories:

Сказка про варежки

Профессор Ирискин твёрдо решил, что ёлку наряжать не будет. Потому что куда это годится? На дворе уже девятнадцатое декабря — а его прошлогоднее желание до сих пор не осуществилось. И едва ли успеет исполниться. Профессор Ирискин был астрономом. Звёзды он любил даже больше, чем свою фамилию. И в прошлом году загадал потрогать рукой настоящую звезду. Но космонавтика его подвела.

А чтобы сердце не дрогнуло, профессор решил отдать все ёлочные игрушки пиратам — взамен на новый телескоп. «Он такой мощный, — расхваливали морские разбойники, — что кажется, звёзды можно потрогать рукой». Они с радостью забрали себе все блестящие шары и фигурки — ведь это же настоящие сокровища. Профессор предлагал и ёлку, но пираты отказались — сказали, что у них уже есть в команде одноногий небритый матрос, и они опять его будут наряжать.

Ёлка, конечно, этого так не оставила. Пока профессор гостил у пиратов, она нарядила себя сама: шестью чашками из сервиза, утюгом, а ещё нацепила бабочку, в которой профессор посещал астрономические чаепития. А на верхушку ёлка нахлобучила красивую голубую варежку с меховой оторочкой. Профессор её как раз потерял — думал, что на улице, а оказалось — дома. За батарею упала.

Возвращается Ирискин домой — ещё ботинки не снял, а сам уже в новый телескоп глазеет. Даже руки не помыл — быстрее побежал на кухню в окно глядеть. А надо сказать, пираты профессора обманули. Они же всё-таки пираты, а не какие-нибудь варежки. И вместо телескопа вручили Ирискину рулон обоев, который случайно погрузили на корабль вместо пушки. Узор с цветочками наводил пиратов на добрые мысли, и они давно жаждали от него избавиться.

Как раз у окна и красовалась самостоятельная профессорская ёлка. Но Ирискин её не заметил. Потому что левый глаз он зажмурил, а правым впился в трубу телескопа. И что же он в первую очередь увидел?

«Вот это открытие! — подумал профессор. — Оказывается, звёзды вблизи выглядят точь-в-точь как варежки. Ну-ка, ну-ка… — он подкрутил окуляры. — Вот ведь история! Я недавно потерял точно такую же! Голубую, и с мехом вокруг запястья. Получается, каждая потерянная варежка — это новая звезда! — сообразил профессор. — Великое открытие Ирискина! Нет. Великое открытие великого Ирискина! Да, так лучше звучит. Осталось провести эксперимент».

Он схватил вторую варежку из пары, раскрутился как спортсмен-метатель и выбросил её в форточку. Варежка упала в снег — возле самой высокой во дворе берёзы — и профессор навёл на неё телескоп.

Во дворе прогуливался поэт Афанасий Вареников. Он любил гулять по вечерам — в это время всегда происходит что-нибудь поэтичное. Поэт заметил варежку, поднял её и огляделся. Вокруг никого не было. Вареников пожал плечами и повесил варежку на ветку.

«Всё ясно, — догадался профессор. — Так её и будут поднимать с ветки на ветку — всё выше, и выше, и выше. А что потом? Нужно ускорить процесс».

И профессор побежал на улицу.

— Все звёзды — варежки! — крикнул он поэту на бегу.

— Варежки! — воскликнул Афанасий. — Варежки издавна будоражат лучшие умы человечества. Кажется, просто протяни руку — и вот они, — для наглядности он вытянул обе руки вверх и полюбовался собственными варежками. — А ведь на самом деле до них десятки триллионов километров…

Профессор, не слушая, схватил в зубы варежку с ветки и полез по стволу берёзы.

— А я думал, он варежек с неба не хватает, — хмыкнул поэт. — А он, оказывается, великий!

Профессор проворно вскарабкался на верхушку берёзы и водрузил на неё варежку.

— Наконец-то! — пропел красивый женский голос, а берёза широко закачалась. Ирискин потерял равновесие, но вовремя ухватился за ствол.

— Наконец-то я в варежках, — мелодично продолжила незнакомка.

— В варежке, — поправил профессор.

— Почему же? — удивилась невидимка. — Моя правая рука тоже в варежке.

— Рука?! — воскликнул профессор.

— Конечно! Вот эта берёза — моя левая рука, а новогодняя ёлка профессора Ирискина — правая.

— Так я и есть профессор Ирискин.

— Очень приятно, — варежка на берёзе легонько качнулась. — А я — планета Земля. Держись крепче, профессор!

И космос полетел ему навстречу! Закружилось! Засверкало! Ирискин изо всех сил вцепился в кору берёзы. Вжих! Вжих! Вжих! Планеты, кометы, метеориты мчались на него — только успевай уклониться! Земля стремительно рассекала пространство. Иногда справа появлялась новогодняя ёлка — такая же большая, как и берёза. Обеими варежками планета Земля собирала звёзды.

Вскоре профессор освоился и сам замахал руками. Но звёзды, до которых дотягивался он, пролетали сквозь пальцы.

Облетев галактику, планета Земля вернулась на орбиту. Она разжала варежки — но пойманные звёзды по одной посыпались в космос.

— Опять не лепятся, — вздохнула планета Земля. — Такого классного снеговика задумала! Что ж, подождём подходящей погоды.

— А можно… я тоже… потрогаю звезду? — пытаясь отдышаться, спросил профессор,

— С ума сошёл?! — воскликнула Земля. — Без варежек?

— Потерял… — Ирискин развёл руками и снова чуть не упал. — И вообще, я думал, что звёзды — это и есть варежки.

— Каждая потерянная варежка становится звездой, — согласилась планета Земля. — Но знаешь ли ты, сколько люди теряют снежинок? И даже не замечают этого! Я уже целый шар из них слепила. Осталось ещё два. И кое-что по мелочам. Будешь морковкой?

— Морковкой? Я не совсем это загадывал на Новый год, — осторожно сказал Ирискин.

— Так ты и ёлку не нарядил, — напомнила планета Земля. — Каждый, кто не нарядил ёлку — становится морковкой.

— Что это за правила?! — возмутился профессор. — Разве так бывает?

— Ночью всё может быть, — уверила планета Земля.

— А днём?

— А днём ничего не может быть. Потому что солнце — тоже звезда. И если поутру взойдёт огромная варежка — или даже просто снежинка — нас не поймут. Люди к этому ещё не готовы, понимаешь?

— Послушайте! — крикнул снизу поэт Афанасий. — Послушайте! Ведь если варежки теряют — значит, это кому-нибудь нужно? Значит, это необходимо — чтобы каждое утро на ветке висела хоть одна варежка?

— Браво! — воскликнула планета Земля и захлопала в ладоши. Берёза и новогодняя ёлка так усердно бились варежками друг о друга, что в этот раз профессор не удержался и — бух! — плюхнулся в снег.

— Ты что — тоже варежка? — наклонился к нему поэт. — А я не успел желание загадать!

Профессор молча отряхивался.

— Хочешь, я тебя на ветку повешу? — предложил поэт.

В небесах сияли рассыпчатые звёзды, а среди них — шар недолепленного снеговика.

— Такое великое открытие! — потерянно сказал профессор. — Такого великого Ирискина! И не поймут. Не готовы.

— Ничего, — утешил его поэт. — Мы ещё увидим всё небо в варежках.

— Вот с тебя и начнём, — кивнул профессор. — Пойдём в телескоп смотреть.
Tags: мои сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments